n3yron (n3yron) wrote,
n3yron
n3yron

Categories:

Два товарища. Преступление высшего класса



Решил поделится с вами одной очень интересной историей которая произошла в начале прошлого века и имела такой резонанс что досих пор это дело разбирается на уроках философии и юридического права в высший учебных учереждениях Америки. (eng.) Дело о двух подростков 19–летнего (wiki) Натан Леопольд и 18–летнего Ричард Лоэб , детей из двух извеснтых и влиятельных семей Америки. Tакже об этой истории Альфред Xичкок снял фильм Верёвка

Преступления, совершенные под влиянием гнева, на первый взгляд выглядят совершенно бессмысленными. И все же куда меньше смысла обнаруживается в злодействах, которые богатые люди творят из чисто спортивного интереса. Самое громкое преступление такого рода, которое вошло в анналы мировой судебной практики, было совершено в Америке в 1924 году, причем преступники действовали исключительно ради собственного развлечения.

19-летний Натан Леопольд и 18-летний Ричард Лоэб относились к хорошо известной ныне категории богатых наследников, которые считают, что им все позволено, и совершают преступления просто от нечего делать. Оба они происходили из очень богатых еврейских семей. Отец Леопольда владел бумажными фабриками, а отец Лоэба был топ-менеджером в крупной торговой сети. Оба они считались одними из лучших студентов Чикагского университета, причем Леопольд говорил на пяти языках и считал себя знающим орнитологом, а Лоэб уже успел к тому времени окончить Мичиганский университет, став самым юным выпускником в его истории. Вместе с тем обоим с детства нравилось нарушать правила. Так, Лоэб в девять лет украл деньги у соседского мальчика и с тех пор ради острых ощущений постоянно что-нибудь воровал у соседей или родителей, а Леопольд примерно в том же возрасте наловчился красть галстуки у своих старших братьев, чтобы менять их на сигары. Была у друзей и еще одна общая слабость -- они имели склонность к гомосексуализму и вскоре после поступления в университет стали любовниками.

Леопольд и Лоэб с увлечением изучали философию Ницше, в особенности те места, где говорилось о сверхчеловеке, который стоит над законом и находится "по ту сторону добра и зла". "Сверхчеловеками" они, конечно же, считали себя, и для того чтобы убедиться в своей избранности, они, подобно Родиону Раскольникову, совершали преступления. Началось все с мелких краж в магазинах и гостиницах. Пару раз друзья угоняли машины, чтобы кататься по городу и кидать кирпичи в витрины магазинов. Несколько раз они поднимали ложную пожарную тревогу, но это казалось им недостаточно интересным, и они начали устраивать настоящие поджоги. Дальше -- больше. Друзья пристрастились совершать кражи со взломом. Однажды, например, они влезли ночью в общежитие собственного университета и обокрали своих однокашников, а также зачем-то прихватили пишущую машинку "Ундервуд". Но всего этого им было недостаточно. Чтобы ощутить себя настоящими ницшеанскими "белокурыми бестиями", им хотелось совершить "идеальное преступление", а такое преступление просто обязано было быть более серьезным, чем кража пишущей машинки.

21 мая 1924 года друзья заманили в свой автомобиль 14-летнего Бобби Фрэнкса, который был сыном богатого брокера, доводился дальним родственником Лоэбу и проживал в том же районе, что и сами преступники. Затем Лоэб нанес мальчику четыре удара стамеской по голове, после чего то ли Лоэб, то ли Леопольд, то ли оба они вместе задушили раненого веревкой. Выехав за город, убийцы облили лицо жертвы кислотой и спрятали труп в водосточную трубу под мостом. Тут у преступников случился первый прокол: пряча труп, Леопольд потерял очки в роговой оправе. Однако отказываться от своего плана друзья не собирались. Они направили отцу жертвы письмо, в котором писали, что Бобби похищен и будет возвращен домой живым и здоровым, если им будет передано $10 тыс. Между тем "идеальное преступление" дало вторую осечку. Рабочий, шедший вдоль железнодорожных путей, заметил ноги, торчавшие из водосточной трубы. Теперь о выкупе не могло быть и речи, но Лоэб и Леопольд все равно были довольны собой, ведь деньги для них играли второстепенную роль. В Чикаго газеты только и писали что о деле Бобби Фрэнкса, и убийцы буквально упивались всей этой кутерьмой. Они с удовольствием обсуждали со знакомыми детали трагедии, почерпнутые из газет, а Лоэб даже объявил, что начинает частное расследование случившегося.

Тем временем полиция уже примерно знала, кого искать. Убийца должен был быть высокообразованным человеком, поскольку письмо с требованием выкупа было написано слишком уж правильным языком. Убийца должен был знать местность, где был спрятан труп, поскольку водосток было нелегко заметить. Убийца должен был знать Бобби Фрэнкса, потому что иначе ему не удалось бы заманить мальчика в ловушку, и, наконец, он должен был носить очки в роговой оправе. Поскольку найденные очки были исключительно дорогим эксклюзивным изделием, найти их хозяина не составило труда. Следователи начали допрашивать Леопольда, а через него вышли на Лоэба. Убедительного алиби у "сверхчеловеков" не было, и вскоре оба они сознались в содеянном, наперегонки сваливая вину друг на друга. Нация была в шоке. Предстоящий суд журналисты заранее окрестили процессом века, и в том, что убийц ждет смертная казнь, тогда мало кто сомневался. Однако в дело вмешался такой немаловажный фактор, как богатство семей Леопольда и Лоэба. Защищать преступников был нанят Кларенс Дэрроу -- знаменитый и очень дорогой адвокат, известный своим принципиальным неприятием смертной казни. Он-то и совершил чудо, избавив убийц от электрического стула. Для начала Дэрроу заставил обвиняемых признать свою вину. Тем самым Леопольд и Лоэб были избавлены от суда присяжных, который наверняка приговорил бы их к смерти. Теперь исход дела зависел только от судьи, на которого Дэрроу считал возможным повлиять с помощью своего красноречия. Адвокат произнес блестящую речь, длившуюся около 20 часов, в которой упирал на то, что глупо казнить студентов за то, что они следовали философии, которую им преподавали в колледже. В результате оба подсудимых отделались пожизненным заключением. Таким образом, чувство безнаказанности, которое владело душами обоих богатых наследников, оказалось не таким уж обманчивым.

Дальнейшая судьба несостоявшихся "сверхчеловеков" сложилась по-разному. Лоэба в 1936 году зарезали сокамерники, возмущенные тем, что он перестал проплачивать им гостинцы с воли. Леопольд прожил долгую жизнь, которую посвятил просвещению заключенных, даже позволил в научных целях привить себе малярию. В 1958 году он был помилован и вышел на волю, где его ждали нерастраченные семейные капиталы, и уехал в Пуэрто-Рико, где вскоре женился, несмотря на свое голубое прошлое. Леопольд умер в 1971 году в возрасте 66 лет. Дело Леопольда и Лоэба произвело на современников неизгладимое впечатление. Этой истории отдал дань сам великий Хичкок, снявший по ее мотивам триллер "Веревка". Но многих, к сожалению, происшедшее окончательно убедило в том, что для богатых закон не писан, ведь если бы на месте представителей золотой молодежи оказались простые смертные, то электрический стул был бы им обеспечен.
Tags: ницше, преступление, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments